Главная / Испания / Живопись / Жоан Миро: «Все, что я рисую, я видел в полях или на морском берегу»

Жоан Миро: «Все, что я рисую, я видел в полях или на морском берегу»

В своем творчестве каталонский художник-абстракционист Жоан Миро (исп. Хуан или Хоан) всегда старался уйти от сухой логики и строго выверенных приемов живописи, а потому его картины несколько напоминают детские рисунки, а созданные им формы иногда не похожи на реальные. Хотя его работы большинство искусствоведов относит к сюрреализму, от других мастеров этого стиля полотна Миро отличаются понятностью, радостным настроением и сочными красками, зачастую напоминая настоящие цветы в саду, трепетно выращиваемые своим создателем. Кроме того, Миро был по-своему новатором в живописи, и старался, если так можно выразиться, свой язык, именно поэтому в свой адрес он однажды услышал от своего прославленного современника Пабло Пикассо слова: «После меня новые двери открываете Вы». Давайте попробуем разобраться, чем же вдохновлялся это одаренный живописец, график и скульптор при создании своих работ.

Каталония – неиссякаемый источник вдохновения Миро

Родился Жоан Миро в Барселоне в 1893 году, 20 апреля. Как и всякий каталонец, Миро своей родиной считал именно Каталонию, а не Испанию. Несмотря на то, что в полную силу талант художника раскрылся в Париже, где его, собственно, впервые и признали, именно Барселона и ее невероятно красивые окрестности и морские берега прочно закрепились в сердце Миро. Так, на полотне «Охотник (Каталонский пейзаж), созданном в 1923-24 гг. живописец запечатлел обласканное солнцем морское побережье с множеством чаек, насекомых и развивающихся на ветру флажков.

А вот работа «Ферма», написанная в 1921-22 гг. стала для Миро судьбоносной. Надо сказать, что к этому времени Миро успел пережить две провальные выставки, вследствие чего у него случилось сильнейшее нервное потрясение. Дело в том, что родители живописца были отнюдь не рады увлечению сына живописью, а потому буквально заставили его окончить курсы бухгалтеров в коммерческом колледже. Миро не просто окончил их, а даже некоторое время трудился по профессии, однако вскорости его одолел тиф (вот уж не понятно, к добру или к худу), а потому он вернулся на ферму в Монт-роч-дель-Камп, которой владело семейство, чтобы восстановиться после заболевания.

Именно результатом этих сельских впечатлений и стала «Ферма», работа над которой была начата еще в Испании, а окончена уже в Париже. Как выразился сам Миро, он старался нарисовать все, что существует в мире, начиная горой и заканчивая муравьем. К слову, особого восторга у арт-дилеров плотно не вызвало, за его продажу попросту не хотели браться. А вот Хемингуэй, впервые увидев «Ферму», буквально влюбился в нее, и в конечном итоге, стал ее хозяином, при этом покупка была сделана в рассрочку, а когда писателю недоставало денег на последнюю часть кредита, то в сопровождении своих друзей он отправлялся в знакомые бары, чтобы насобирать денег. На данный момент картиной владеет Национальная галерея США.

Joan_Miro_The_Farm

Париж и голод

Естественно, когда Миро переехал в Париж, о нем еще никто не знал. Ему приходилось ютиться в маленькой мастерской, расположенной на Монпарнасе (ул. Бломе), которую он арендовал у знакомого соотечественника Пабло Гаргальо, бывшего скульптором. Ввиду практически полного отсутствия денег Миро зачастую приходилось питаться одними финиками. Вообще, сентенция о том, что художник должен быть голодным, в случае с Миро полностью оправдала свою состоятельность. Так, постоянное чувство голода приводило к галлюцинациям, в которых талант и усматривал образы и формы для своих работ.

В этот период Миро создает названный позже искусствоведами цикл «полотен-сновидений»: «Пашня» (с 1923 по 1924 гг.), «Голова каталонского крестьянина» (24-25 гг.), «Капля росы, падающая с крыла птицы, будит Розали, спящую в тени паутины» (39 г.).

Самой важной работой этого цикла, как говорил сам автор,  стала «Голубая звезда» (1927 г.), которую продали на аукционе Sotheby’s за невероятную для Миро сумму в 36,9 млн. долларов.

88520270_3713324_miro_etoile_blue

Наскальная живопись, сигареты и коробки

Однажды Миро произнес: «После наскальной живописи ничего великого в живописи создано не было», что, по сути, и стало лейтмотивом его творчества. Так, подражание, порой детское и грубое, открыто сексуальное, пещерным изображениям просматривается во многих полотнах художника. Такой стала работа «Мужчина и женщина перед кучей экскрементов», выполненная на медном листе в 1935 году.

Своим стремлением к первобытному искусству, не знающему догматов и традиций, а, соответственно, честному,  Жоан Миро старался «убить живопись». Чего только не использовал мастер для создания «своего художественного языка»: и новые техники, и нестандартные материалы (к примеру, бечевку), смелые мазки, неожиданную, порой ядовитую, цветовую гамму. Некоторые свои картины Миро даже сжигал, чтобы по-новому показать миру изобразительное искусство.

В зрелом возрасте Миро увлекся японской гравюрой, постимпрессионизмом, начал создавать не только картины, но и множество скульптур, керамических работ, гравюр, а также работал над шелкографией и графикой для книг.

Миро мог изобразить все, что видел. И все, увиденное им, становилось для него источником воодушевления: «Для меня объект есть нечто живое, эта сигарета или этот коробок спичек содержат секретную жизнь, куда как более интенсивную, чем некоторые люди».

В 50-х Жоан Миро переехал на Пальма-де-Мальорку, где продолжал работать в мастерской до конца своих дней. Великий мастер ушел из жизни в 1983 году, 25 декабря.

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.